Ежедневный Журнал
www.ej.ru
Бюро Экономических Расследований
Дела О проекте

Дело Банка Москвы.. Статьи


Три версии
14 ОКТЯБРЯ 2012 МАКСИМ БЛАНТ

РИА Новости
Расследование по делу Банка Москвы подошло к ключевому вопросу о финансовой устойчивости Банка Москвы на момент, когда ВТБ начал его поглощение. От ответа на этот вопрос зависит, насколько оправданным было выделение государством сотен миллиардов рублей на спасение опорного банка московского правительства. Стоит напомнить, что, по оценке Бюро экономических расследований, каждому жителю Российской Федерации, включая пенсионеров и грудных младенцев, «спасательная операция» обошлась примерно в 2250 рублей.

В ходе расследования уже была дана оценка законности приобретения вторым по величине госбанком ВТБ пакета Банка Москвы, принадлежавшего столичному правительству. Покупка с точки зрения российского законодательства выглядит более чем сомнительной. Она имеет все признаки описанной в Гражданском кодексе притворной сделки, совершенной для того, чтобы обойти закон о приватизации государственного и муниципального имущества. Теоретически приватизация госпакета Банка Москвы еще может быть оспорена в суде, что может привести к тому, что потраченные госбанком сотни миллиардов рублей окажутся выброшенными на ветер, и спасать государству придется уже ВТБ (опять же за счет российских налогоплательщиков). Кроме того, были посчитаны государственные затраты на санацию Банка Москвы. 

В рамках расследования осталось выяснить еще несколько моментов. Во-первых, сколько недополучил российский бюджет в результате продажи своего пакета акций Банка Москвы. По версии Андрея Бородина, ВТБ заплатил за акции, принадлежавшие западным инвестбанкам, на 20-30% больше, чем получило московское правительство. Это значит, что речь идет о 20-30 миллиардах рублей, поскольку мэрия получила за свой пакет 103 миллиарда. Во-вторых, требует тщательного изучения роль, которую сыграл в этой истории выступивший в качестве посредника бизнесмен Виталий Юсуфов, а также размер его комиссионного вознаграждения.

Тем не менее, главным остается вопрос  о финансовой устойчивости Банка Москвы на конец 2010 года, момент, когда ВТБ начал предпринимать усилия, направленные на поглощение опорного банка мэрии Москвы. Если к тому времени Банк Москвы действительно находился в предбанкротном состоянии, деньги, потраченные на покупку и последующее оздоровление Банка Москвы, были ценой, которую мы все заплатили за предотвращение краха российской банковской системы, который был бы неминуем в случае «падения» одного из крупнейших российских банков. Стоит вспомнить, какие проблемы вызвал коллапс гораздо более мелкого банка «КИТ-Финанс» в 2008 году, чтобы оценить масштабы грозившей России катастрофы. В противном случае санация Банка Москвы стала одной из крупнейших афер за всю постсоветскую историю России.

В настоящий момент Бюро экономических расследований занимается проверкой трех версий  произошедшего.

 Версия первая, официальная.

Наиболее последовательно официальную версию изложил в июле 2011 года тогда еще вице-премьер министр финансов Алексей Кудрин, возглавлявший в тот момент Наблюдательный совет ВТБ. «Другой механизм санации не через ВТБ был бы более дорогим. Если бы ВТБ не вошел в этот банк, то потребовалось бы 160 миллиардов рублей вкладчикам, плюс 3 миллиарда долларов внешним кредиторам и около 200 миллиардов средств бюджетов различных уровней», – заявил Кудрин, когда была одобрена схема санации Банка Москвы.

Тогда же Кудрин назвал и виновных: «Надеемся, что правоохранительные органы в отношении менеджмента Банка Москвы, который допустил это, проведут следственные и оперативные действия. Мы предполагаем, что будет осуществляться взаимодействие с правоохранительными органами других стран... потому что активы сконцентрированы в других странах».

Помимо бывшего руководства Банка Москвы, ответственность лежит, по мнению Кудрина, и на регуляторе с аудиторами: «Во время предварительных проверок, которые осуществлял Центральный банк и аудит, или предоставлялась та часть портфеля, которая была более менее нормальной, или просто предоставлялись фальсифицированные документы. Здесь есть ответственность надзора и аудита в определенной форме».

Этой версии старается придерживаться и руководство ВТБ – глава госбанка Андрей Костин и зампред правления банка ВТБ Андрей Пучков, возглавляющий «Долговой центр ВТБ», который занимается «проблемными» активами ВТБ и его «дочек», включая и Банк Москвы. Вот как описывает эту ситуацию Пучков: «Можно сказать, что под вывеской Банка Москвы существовало как бы два отдельных банка. Один банк условно розничный, а второй — "Департамент инвестиционных активов". Этот департамент в основном либо занимался кредитованием собственных проектов топ-менеджмента Банка Москвы, либо выдавал кредиты по каким-то нестандартным схемам. Например, компаниям, которые имели признаки однодневок, или офшорам. Когда банк ВТБ получил возможность сменить менеджмент банка, общий объем кредитов, которые выдал "Департамент инвестиционных активов", составлял 366 млрд руб. Нам удалось сократить этот портфель до 272,5 млрд руб. Часть из них (на сумму около 165 млрд руб.) формально уже является просроченной, остальные — еще нет. Но мы понимаем, что судьба их будет такая же, если не произойдет чуда».

Впрочем, инвестиционные проекты Банка Москвы были не самой большой проблемой ВТБ: «Порядка 150 млрд руб. от общего портфеля — это кредиты офшорам, которые не ведут операционной деятельности, или компаниям, зарегистрированным в России на физлиц, которые не являются бизнесменами. Все эти кредиты ничем не обеспечены. И мы понимаем, что уровень возвратности по этим 150 млрд руб. будет предельно низкий», – утверждал Пучков. Именно эта сумма в 150 миллиардов будет впоследствии фигурировать во всех выступлениях лиц, придерживающихся официальной версии.

Версия вторая: «безумная трата денег».

«Безумной тратой денег» назвал санацию банка в интервью The Wall Street Journal экс-глава Банка Москвы Андрей Бородин, заявив, что проблемы банка носят искусственный характер, а сам банк никогда не нуждался в государственной помощи.

Эту мысль он повторял неоднократно. В частности, в онлайн-интервью «Газете.ру» Бородин заявил: «Я могу говорить о финансовом состоянии Банка Москвы лишь до марта 2011. Оно было устойчивым. Собственно, это и стало одной из причин захвата банка. Банк Москвы был стабильно прибыльным, имел инвестиционный рейтинг, уважаемых западных акционеров, солидную базу клиентов и не нуждался ни в каких финансовых вливаниях. Я уверен, что 400 млрд. помощи на самом деле предназначались ВТБ, который после ряда авантюрных (а многие называют их коррупционными) сделок имел и имеет проблемы … Я могу отвечать только за тот период, когда я был руководителем банка. Никакой «дыры» в банке не было. Не было и предпосылок для ее возникновения. Это заставляет предположить, что либо «дыры» нет и сейчас, либо она была создана новым менеджментом искусственно. Скажем, для получения большого объема государственных средств под видом помощи».

Обвинение серьезное, и хотя аналогичного мнения придерживается ряд экспертов, оно требует серьезной проверки. В пользу этой версии говорит несколько фактов. Во-первых, Андрей Бородин ссылается на независимых оценщиков, которые оценили компании, в которые инвестировал Банк Москвы, почти на 50 миллиардов рублей дороже, чем их суммарная задолженность перед банком. Во-вторых, в картину, нарисованную Бородиным, укладывается ставший известным уже в этом году факт передачи Банку Москвы кредитов, выданных ВТБ офшорным компаниям на сумму более 50 миллиардов рублей.

Вот как объясняет это начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий: «ВТБ в июне реализовал имущество на сумму 51,7 млрд рублей. При этом портфель кредитов юрлицам-нерезидентам сократился на 62,6 млрд рублей. В то же время на счет Банка Москвы «Права требования по договорам на предоставление (размещение) денежных средств» пришло 52,2 млрд рублей. У ВТБ на 1 июня капитал составлял 459,3 млрд рублей, норматив достаточности был не так далек от порогового уровня 10% и составлял всего 11,78%. Так что основания для переброса были — повышающий коэффициент 150% угрожал нормативу достаточности капитала».

В пользу этой версии говорит упорное стремление бывшего топ-менеджмента Банка Москвы выкупить пакет, принадлежавший московскому правительству, а также поразительная «слепота» ЦБ, независимых аудиторов и рейтинговых агентств, которые до прихода в Банк Москвы команды ВТБ не видели никаких угроз, нависавших над опорным банком московской мэрии.

Версия третья: причина возникновения проблем смена собственника.

Эту версию я озвучил еще в августе прошлого года, предположив, что финансовые проблемы Банка Москвы (БМ) объясняются двумя обстоятельствами: «Первое заключается в том, что БМ изначально и это никто никогда не скрывал был тесно связан с московской мэрией и неплохо зарабатывал, обслуживая московское правительство и многочисленные столичные ГУПы. Так же тесно банк был связан и с частным бизнесом, который контролировался окружением бывшего московского мэра. Пока мэр был у власти, бизнес этот процветал, и в его кредитоспособности ни у кого не возникало сомнений. Когда же пришла новая команда, она начала отбирать или разрушать бизнес основных клиентов БМ. Второе объяснение кроется в методах, использовавшихся ВТБ для получения контроля над БМ. Самое мягкое название того, что произошло "недружественное поглощение", хотя в российском лексиконе гораздо более распространенным определением является "рейдерский захват". Любая компания, против которой начинаются подобного рода действия, использует довольно широкий спектр защитных механизмов. И команда Бородина оказалась чрезвычайно эффективной в деле защиты банка от недружественного поглощения».

Собственно, руководство ВТБ не скрывает, что не заинтересовано в развитии бизнеса, которым занимался Бородин и его команда, кредитуя долгосрочные проекты. То, что Бородин называет «диверсифицированным портфелем», Пучков считает «бессистемными инвестициями» и «отсутствием стратегии». В результате ВТБ взял на себя роль «ликвидатора» значительной части бизнеса, который кредитовал Банк Москвы: «…по каждому из проблемных активов Долговым центром разрабатывается своя стратегия. Но общий принцип един: группа ВТБ не заинтересована становиться стратегическим инвестором этих компаний. Наша задача — в среднесрочной перспективе найти отраслевых инвесторов и продать эти предприятия с максимальным финансовым результатом», – заявил Андрей Пучков в интервью журналу «Коммерсантъ. Деньги».

В настоящее время Бюро экономических расследований занимается группировкой информации по конкретным компаниям, которые кредитовал Банк Москвы, и по кредитам, отнесенным ВТБ к категории «плохих». По результатам этой работы можно будет делать окончательные выводы о том, какая из версий представляется наиболее реальной.

 

Фотография РИА Новости


Гиря ВТБ на шее Банка Москвы
19 НОЯБРЯ 2012 ,МАКСИМ БЛАНТ

Анализ балансов Банка Москвы и ВТБ позволяет сделать однозначные выводы: к началу 2011 года, когда продажа госпакета Банка Москвы была уже делом решенным,  банк отличался завидным здоровьем, приносил прибыль и ни в каком финансовом оздоровлении не нуждался. Резкое ухудшение ситуации в банке произошло уже после прихода в банк команды ВТБ. Причем стремительное падение финансовой устойчивости Банка Москвы сопровождалось улучшением показателей ВТБ.

В поисках большей половины
29 ОКТЯБРЯ 2012 ,МАКСИМ БЛАНТ

Следственные действия российских правоохранительных органов в отношении бывшего руководства Банка Москвы завершены. Начался следующий этап...

Цена «спасения»
19 СЕНТЯБРЯ 2012 ,ВЛАДИМИР ВОЛКОВ

Ровно год назад – в сентябре 2011 года – многомесячная многоходовая комбинация по санированию Банка Москвы формально вступила в фазу практической реализации.

Дело Банка Москвы
5 СЕНТЯБРЯ 2012 ,МАКСИМ БЛАНТ

История с покупкой опорного банка правительства Москвы вторым по величине российским госбанком ВТБ вполне могла бы лечь в основу криминального романа.








Все права на материалы, находящиеся на сайте ej.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на ej.ru обязательна. Редакция, e-mail.


  • РЖД и дочки
  • Дело министров
  • Дело Банка Москвы.
  • Дело «Роснефтегаза»
  • Олимпийский «распил»
  • Российская экономика тяжело больна. Достаточно вспомнить о паническом бегстве капитала из страны, взглянуть на места, которые занимает Россия в международных рейтингах, характеризующих деловой и инвестиционный климат, инвестиционную привлекательность, благосостояние граждан.

    Подробнее | Форма обратной связи